«Образование человека»
Ассоциация развития образования

Предыстория, предисловие, приглашение

Философия образования
 
«Философия образования», название области знания с устоявшимся на Западе с середины XX в. статусом отдельной научной дисциплины[1], звучит для непривычного уха как соединение названий двух областей: философии и образования. Причем отношения их друг к другу кажутся неочевидны. Не случайно Ф. Смит в 60-х годах XX в. подверг анализу содержание отношений  сфер философии и образования в истории становления области философии образования и выделил четыре ситуации их соотношения: "философия и образование", "философия в образовании", "философия для образования" и "философия образования"[2]. Несмотря на то, что философия образования в качестве отдельной области начала  отсчет своей истории в нач. XX в., после появления фундаментальных работ Дж. Дьюи (1859-1952), напряженные размышления о ее границах и специфике в 1960-е гг.  свидетельствовали о том, что процесс ее формирования еще не завершен. И, действительно, Г. Брауди в то же время определил, что философия образования  по большей части «пребывает в пре-парадигматической стадии»[3] и обозначил требование логической организации сферы философии образования.
 
В России философия образования как область начала складываться в постсоветский период, хотя  философско-образовательные работы появились еще в досоветское время и появлялись в советское время также[4]. Сам термин «философия образования» в России начал использоваться, благодаря открытию «железного занавеса», в 90-е годы, которые стали периодом осмысления и закрепления понятия и, наконец, самой области философии образования[5]. Особое значение имели «круглые столы» по теме философии образования журналов «Педагогика» и «Вопросы философии», в которых поучаствовали ведущие российские ученые в этой области[6]. Тогда же был создан Проблемный научный совет при президенте РАО, начал работу семинар по философии образования в Институте педагогических инноваций РАО. Философия образования превратилась в актуальную тему научных исследований, и на протяжении последних 15-20 лет был осуществлен ряд диссертационных работ, связанных с философией образования[7].
Какие подходы возможны к пониманию философии образования? При обсуждении на «Круглом столе» в «Вопросах философии» прозвучало несколько таких подходов. В. С. Швырев подчеркнул, что философия образования «должна заниматься выявлением исходных культурных ценностей и основополагающих мировоззренческих установок образования и воспитания, соответствующих тем требованиям и задачам, которые объективно выдвигаются перед личностью в условиях современного общества»[8]. В.М. Розин заявил, что, по его мнению, сам термин «философия образования» вводит в заблуждение, создавая образ определенной области философии, специализирующейся на образовании. Однако, с его точки зрения, «анализ работ по философии образования показывает, что, хотя элементы философской рефлексии в этих работах встречаются, но не они образуют главное содержание. Кроме того, в этих работах встречаются и другие формы рефлексии: методологическая, историческая, аксиологическая, проектная и т.д.»[9].  И.В. Бестужев-Лада поделился мнением, что философия образования может существовать, сама даже не подозревая об этом, – как прозаическая речь у мольеровского Журдена; он привел пример, как «в советское время, когда по объективным и субъективным причинам философия образования была невозможна, некоторые педагоги, деятели науки и культуры, отнюдь не рядясь в тогу записного философа, выступили со своими мыслями по данному предмету, каковые нельзя квалифицировать иначе, как именно философские трактаты»[10]. А.П. Огурцов заявил о принадлежности философии образования собственно к сфере философских наук и о том, что длительное время философия образования составляла немаловажный компонент  «системного мышления "великих" и развертывалась как приложение фундаментальных основоположений их концепций к одной из областей социокультурной деятельности – образованию» и что принципиальным изменением в 21-ом веке является выделение философии образования в отдельную область и ее  институализация[11]. В. В. Платонов обозначил философию образования как «поле межсистемного взаимодействия»[12].
 
Возможные подходы
 
Если подумать, такая разная трактовка определения и границ самой области способна задать довольно различные направления для движения. Получается, что это такой же ключевой пункт, как камень со стрелками на перепутье, поставленный для сказочных героев, от которого разных путников ведут в разные стороны разные дороги (причем каждая стрелка выбирает сама своего героя: ведь один герой идет туда, где «богатство найдешь»; другой  - туда, где «встретишь красну девицу», и третий – туда, где «голову потеряешь»). И так же одно определение, даваемое области философии образования, «зовет» тех, кто является философами или тяготеет к философии; другое определение воодушевляет   теоретиков образования, заинтересованных в дополнительной разработке аппарата теоретизации; третья ситуация соответствует политикам образования и с ними – властным институциям.
 
Остается вопрос: какое определение должно было бы  предназначаться для практиков образования?
 
Возможно, это один из самых существенных вопросов, и даже на Западе, где область философии образования давно уже твердо институциализировалась, сохраняется весьма заметная доля неуверенности относительно того, как должна соотноситься философия образования с жизнью и деятельностью практиков образования[13].
 
Действительно, к чему может быть устремлена вся область философии образования, как может быть задан вектор? Может ли быть вектор таким: например, некие мыслители, подлинные философы, вырабатывают идеи, концепции – то, что составляет философию образования, и передают ее посредством текстов и конференций университетским профессорам. (NB Вот, мы и наталкиваемся сразу на концепцию образования как передачу!)  Те в своих курсах лекций распространяют ее дальше –  студентам, аспирантам, будущим учителям и учителям, повышающим свою квалификацию. Что должны делать последние с полученной философией образования? Может быть, произвести еще одну операцию упрощения (как всегда учителям и приходится поступать) – и передать своим ученикам? Как некую «философию образования для детей»… Что тогда с ней делать тем?! Проблема в том, каково заключительное звено, - к нему же направляется все движение! Так, Дедка может дать репку Бабке, Бабка – Внучке, Внучка – Жучке, Жучка – Кошке, Кошка – Мышке. Что остается Мышке? Только съесть эту репку! (И хорошо в этом случае, чтобы мышки ели репки и чтобы репка вообще была съедобной – настоящей, а не пластмассовым муляжом).
 
Конечно, твердо институциализированная область знания может самодостаточно существовать годами и десятилетиями,  успешно передавая и возвращая свое содержание (в экзаменах и конференциях) - в своих собственных рамках. Но авторами этой книги, сложившейся в результате размышлений и разговоров, двигала иная совершенно определенная идея. Нам представляется, что философия образования, как бы она ни возникла и как бы ни трактовалась, имеет высокое призвание, миссию, уходящую своим вектором в непосредственную образовательную практику.
 
Каким путем? Может быть, путем влияния на образовательную политику, однако всякая политика –  сфера, не вполне подвластная разумному. Другой возможный путь, не ограниченный ничем, -  творчество учителей. Значит ли это, что сама философия образования должна представлять конкретные рецепты, содержания и методики, предназначенные для воплощения в практику? Нет. Это значит, что все, значимо происходящее в философии образования, может иметь в качестве своей  арены, на которой разворачивается действие, сознание учителей. Или, иначе говоря, само сознание учителей  может быть той ретортой, в которой происходят   процессы растворения, переплавления, преобразования, производящие и феномен творчества, и  «философский камень».
 
Семинар
 
Что такое был сам Семинар? Можно считать, это интеллектуальный феномен, возникший благодаря личной инициативе, с опорой на круг  участников, каждый из которых составляет центр некоторого собственного круга  деятельности, мысли и творчества в обществе. Благодаря разнообразию специализаций участников в Семинаре оказались представлены в основном все сферы, связанные с образованием: философия, психология, образовательная практика, включающая детское и взрослое образование, формальное и неформальное.
(См. список презентаций участников Семинара в конце книги.)
 
Что такое были наши разговоры на Семинаре? Они строились как довольно свободный обмен мыслями, замечаниями, развивающимися вокруг основных докладов по теме. Мы начинали с вступительных слов, затем проводили «мониторинг» – фиксируя свои понимания по отдельным аспектам темы. За мониторингом следовали доклады. По первоначальному  плану, основному докладу должен был оппонировать «контрдоклад», однако в реальности получались скорее содоклады. После них разворачивалось обсуждение на основе вопросов к докладчикам (в чем могли принимать участие также гости, присутствовавшие на Семинаре). После  того мы делали передышку на чай, кофе, общение и затем возвращались к разговору - уже в жанре «круглого стола».
 
Стремились ли мы сообщить друг другу что-нибудь новое? Нет, мы стремились попробовать что-то глубже, яснее понять. Что именно? То, что поможет произвести изменения. А это, действительно, сложно: добраться до того понимания, которое ведет к изменениям! Кроме того, конечно, мы наталкивались на определенные трудности, проистекающие из самой затеи беседы о философии образования: трудно найти и удерживать нужную высоту – не слишком отрываясь от почвы практически осуществляемого образования (чтобы разговор не перешел в разреженные высоты умозрений), но и не оставаясь на почве практического, а поднимаясь на ней (чтобы увидеть картину «леса», а не деревьев, и даже более - не только увидеть общий ландшафт, но и прозреть  перспективу). Эту нужную высоту требовалось корректировать и совместно удерживать.
 
Что такое были темы Семинара? В темах, определенных заранее, подразумевался  последовательный охват ряда философско-образовательных параметров рассмотрения образования. В рамках этих параметров и существуют группы ключевых понятий, составляющих плоть текстов философии образования. Поэтому имело смысл отрефлексировать сложно организованную проблематику философии образования в таких, может, на первый взгляд, искусственно заданных рамках.
И, конечно, вокруг разговора на заданную тему всегда складывался прихотливо ткущийся узор побочных тем, иногда ведущих в главном направлении параллельным маршрутом, а иногда уводящих в сторону (в текстах, вошедших в книгу, мы оставили некоторые ответвления, имеющие особое содержательное значение).
 
Ваше участие
Каков жанр этой книги? Надежда[14], которая подвигла нас на делание всей работы, была обращена к учителям, педагогам, преподавателям. И нам хотелось бы пригласить вас, читателей, к участию в размышлении, в философском разговоре про образование. Ведь в этом смысл семинара. Возможно ли включить вас в беседу? Конечно, когда происходили встречи Семинара, вы в самих разговорах непосредственно, физически не участвовали. Но все же мы, со своей стороны,  организационно пробуем найти формы такого включения. (Теперь остается вам попробовать – со своей!)
 
Представляем вам эти формы участия – взаимодействия с материалами Семинара. Причем, что нужно учесть: важен процесс – сам процесс затрудненных попыток собственного формулирования, поисков ответов и постановки вопросов. Этот процесс – философствование. Так, в рамках каждой темы можно проделать несколько шагов, сходных с теми, которые проделывали участники Семинара:
1) определить для себя ключевые понятия темы (само определение круга значимых и наиболее проблематизирующих тему понятий может уже прояснить пределы нашего понимания и угол зрения, – подталкивая к их расширению); 
2) рассмотреть вопросы, предлагавшиеся участникам Семинара;
3) после прочтения материалов темы подвергнуть анализу и критике идеи и формулировки, содержавшиеся в выступлениях участников Семинара;
4) в итоге, сформулировать собственные философско-образовательные позиции по данной теме.
 
Что примечательно: бывает, пока мы не проделали подобных шагов по базовым темам, мы не знаем до конца собственных воззрений. Так что надеемся, что участие в Семинаре сможет оставить вам (вместе с исписанными страницами) выражение вашего индивидуального философско-образовательного мировоззрения: и это, в действительности, главное содержание книги, которое скрыто в потенциале и которое только вы лично можете открыть и актуализировать.
 
 
Рекомендуемые источники:
 
Гершунский Б.С. Философия образования для XXI века. М., 1998.
Гессен С.И. Основы педагогики: Введение в прикладную философию. М.: Школа-Пресс, 1995.
Гусинский Э.Н., Турчанинова Ю.И. Введение в философию образования. М., 2000.
Дьюи Дж. Демократия и образование / Пер. с англ. Москва: Педагогика-пресс, 2000. Гессен С.И. Основы педагогики. Введение в прикладную философию. М.: Школа-Пресс, 1995.
Иллич И. Освобождение от школ. Пропорциональность и современный мир. М.,: Просвещение, 2006.
Йегер В. Пайдейя: Воспитание античного грека. М., 1997.
Инновации и образование. Сборник материалов конференции. СПб.: Изд. Санкт-петербургского философского общества, 2003.
Образование и насилие. Сборник статей / Под ред. К.С. Пигрова. СПб.: Издательство Санкт-Петербургского Государственного Университета, 2004.
Огурцов А.П., Платонов В.В. Образы образования. Западная философия образования. XX век. СПб.: РХГИ, 2004.
Розанов В.В. Сумерки просвещения. СПб., 1899.
Розин В.М.  Философия образования: Этюды-исследования. М., 2007.
Розин В.М., Булдаков С.К. Философия образования: Учебное пособие. Кострома: Изд-во КГУ, 1999.
Толстой Л.Н. О народном образовании // Сочинения. Т.16. М., 1983.
Толстой Л.Н. Яснополянская школа за ноябрь и декабрь месяцы // Хрестоматия по истории педагогики. М., 1961.
Ушинский К.Д. Человек как предмет воспитания // Ушинский К.Д. Избранные педагогические сочинения. М., 1974. Т.1.
Философия образования в России: Опасности становления и перспективы развития. М.: Alma Mater, 1993.
Философия образования для XXI : Сб.-к ст. / Ред.-сост. Н.Н. Пахомов. М., 1992.
Философия образования: Сб.-к ст. / Отв. ред. А. Н. Кочергин. М.: Фонд "Новое тысячелетие",1996.
Философия образования. Сборник материалов конференции. СПб.: Изд. Санкт-петербургского философского общества, 2002.
Философия образования: Состояние, проблемы и перспективы (материалы заочного «круглого стола»)// Вопросы философии. 1995. №11. С.3-33.
Философские проблемы образования: Сб.-к ст. М., 1996.
Щедровицкий Г.П. Педагогика и логика. М., 1993.
 


[1] Философия  образования в настоящее время достигла того уровня признания, при котором она представлена  кафедрами в университетах для обучения специалистов, имеет ряд собственных международных специализированных журналов, в особенности, сильны позиции философии образования в Великобритании и США, где издается большое количество философско-образовательных работ и проводятся традиционные ежегодные конференции по философии образования.
[2]Smith Ph.. G. Philosophy of Education: Introductory Studies. New York, Evanston and London, 1965. P. 51-71.
[3]Broudy H. S. et. al. Philosophy of Education: An Organization of Topics and Selected Sources. Urbana, Chicago and London: University of Illinois Press, 1967. P.11.
[4] В России философско-образовательные идеи выдвигались в  работах К.Д. Ушинского, П.Ф. Каптерева, В.В. Розанова,  русских философов образования в эмиграции С.И. Гессена, В.В. Зеньковского.  В СССР производились исследования, носившие философско-образовательный характер, согласованные с парадигмой марксистско-ленинской философии, относившиеся в то время к области педагогики.
[5]Свидетельством тому стало появление ряда сборников и монографий: Философия образования для XXI века / Сб. ст. Ред.-сост. Н.Н. Пахомов. М., 1992; Розов Н.С. Философия образования в России: Опасности становления и перспективы развития. М.: Alma Mater, 1993; Шадриков В.Д. Философия образования и образовательные политики. М., 1993; Розов Н.С. Философия гуманитарного образования. М., 1993; Новые ценности образования: Тезаурус для учителей и школьных психологов. М., 1995; Философские проблемы образования. М., 1996; Лихачев Б.Т. Философия воспитания. М., 1996; Комиссарова Г.Н. «Философия образования в период социальных трансформаций». М.: КМК Scientific Press,1997 и др.
[6] Философия образования: Круглый стол // Педагогика. 1995. N 4; Философия образования: Состояние, проблемы и перспективы (материалы заочного «круглого стола»)// Вопросы философии. 1995. №11. С.3-33.
[7]И, в частности, в 2002 году А. Штефан привел перечень сделанных в последние годы новационных диссертаций по проблемам статуса философии образования в России. См.: Штефан А. Н.. Автореферат диссертации. Закономерности педагогической деятельности как социальной системы. Спец. 09.00.11 – социальная философия, канд. Нижн. Новгород, 2002. С. 5.
[8] Философия образования: Состояние, проблемы и перспективы (материалы заочного «круглого стола»)// Вопросы философии. 1995. №11. С.6.
[9] Там же.  С.7
[10] Там же. С.18.
[11] Там  же. С. 21.
[12] Там  же. С. 24.
[13] Продолжается до настоящего времени горячее обсуждение этой проблемы. – См.: Hirst P. and Carr W. Philosophy and Education Symposium // Journal of Philosophy of Education. Vol. 39. Is. 4. 2005. Pp. 615- 632.
[14] Надежда идеальная и надежда персонифицированная, а именно: Надежда Неупокоева.

ОГЛАВЛЕНИЕ СЛЕДУЮЩАЯ ГЛАВА
    

     © 2010-2017 Ассоциация развития образования «Образование человека». При использовании материалов сайта ссылка на авторов обязательна.
© Маргарита Кожевникова, тексты сайта

Приносим извинения за отсутствие редактуры в расшифровках семинаров! В настоящее время движение ОЧ, Семинар и сайт ОЧ существуют исключительно на волонтерских началах.
За всякую финансовую поддержку будем признательны!